Cкачать
приложение
8 800 550 1872
Поддержи
зеленый патруль

Экологическая казнь смоленской провинции

12.04.2021

На родину первого космонавта собираются свозить отходы москвичей

Гагаринский район Смоленской области на 23 года рискует превратиться в выгребную яму столицы. Западнее местной деревни Запрудня вот-вот начнётся строительство частного полигона производственных и твёрдых коммунальных отходов (ТКО) — по сути, близнеца подмосковной свалки «Ядрово», которую красноречиво величают «Волоколамским Чернобылем».

Инициаторы создания нового полигона уверяют, что будут обслуживать самих гагаринцев, но у местных жителей необходимости в этом нет от слова совсем. Зато она есть у их восточных соседей — москвичей, которые наконец решили шагнуть в XXI век и отказаться от свалок. Видимо, сделано это будет за счёт податливых провинциалов, которые, по мнению столичных вершителей судеб, проглотят что угодно, даже сотни тысяч тонн мусора.

Впрочем, зачем гадать на кофейной гуще и безосновательно грешить на москвичей, если можно выехать на место и во всём разобраться? Так мы и поступили.

Свято место пусто не бывает

Путь к будущему полигону символично лежит через гагаринскую деревню Ивашково, где летом 2018-го
вспыхнула переполненная свалка. Горящую гору мусора размером с 5-этажный дом не могли потушить несколько дней, всё это время окрестные населённые пункты жили, как у подножия ядовитого вулкана. Но стоило пойти слухам о долгожданном закрытии ивашковского полигона, а гагаринцам выдохнуть, как стало известно о грядущем строительстве очередного «мусорного Эвереста».

Место для новой свалки её заказчик ООО «Стройком» и владелец «приговорённой» земли ООО «ЦМПТ» выбрали не только удобное (в 5 километрах от границы с Подмосковьем), но и живописное: в поле общей площадью около 30 гектаров недалеко от Москвы-реки, а также деревень Запрудня, Дубинино, Максимовка и Пышково. Встретиться с местными активистами мы решили в последней.

Точкой сбора стала площадка у небольшого деревенского магазинчика. К моменту нашего приезда люди уже начали откровенно закипать: то и дело мирное гудение голосов прерывалось всё более гневными восклицаниями.

— Ишь, что удумали — потравить нас!

— Тогда мы с транспарантами к Белому дому пойдём, в Кремль!

— Чего они хотят добиться? Партизанской войны? Будет им война!

— Да! Мы вилы в руки возьмёт, если придётся! Караулить их машины будем!

С появением в поле зрения журналистов разговоры стихли — гагаринцы стали будто присматриваться к чужакам. Первым взять слово решился Артем Соколов, депутат Гагаринской районной думы, прославившийся своими оппозиционными взглядами:

«Мы здесь собрались, потому что на земле, где живём мы, наши дети, наши друзья, хотят сделать огромную мусорную свалку. Потребность нашего района вместе со всеми деревнями в десятки раз меньше объема, чем нам сюда хотят завезти. По проекту, объём мусора составляет 80 тысяч тонн в год, а наш город с районом производит только по 13 тысяч. Нам этого не надо: у нас есть регоператор, мы платим ему по квитанциям, наши отходы увозят в Вяземский район — зачем нужна новая свалка?«

Согласно проектным документам, на которые сослался депутат, сначала здесь будут лишь складировать мусор, а после построят завод для его сортировки — надо же как-то оправдать благозвучное название объекта: «комплекс природоохранительных сооружений, предназначенных для сортировки, размещения, изоляции и обезвреживания отходов производства и потребления (полигон ТКО с мусороперерабатывающим комплексом)». Увы, питать иллюзии по поводу утилизации не приходится, ведь в действительности на переработку в проекте заложены чисто номинальные мощности.

Представители ООО «Стройком» усиленно подчёркивают, что перерабатываться будут 8% отходов. На деле же всё несколько иначе. Весь завозимый мусор на 50% будет состоять из производственных отходов, а ещё на 50% - из ТКО. На сортировку, согласно проекту, будут отправляться только коммунальные отходы, и 8% нужно высчитывать именно из них. А в отрыве от бюрократической мишуры получается, что реально перерабатываться будут лишь 4% от всех отходов.

«Жителям совершенно не нужно это, там планируется пустить под свалку слишком большую площадь, и того объёма, который заявлен в проекте, нам даже собрать негде. Учитывая заполненность этого полигона, мы понимаем, что всё живое, что находится рядом, просто вымрет, — добавила местный депутат Ирина Рогова. — У нас уже был такой опыт: раньше функционировал мусорный полигон в Ивашково — питьевой воды не было, запах стоял такой, что это просто ужас, пожары были практически каждый год. Повторения ситуации совершенно не хочется, особенно учитывая то, что масштабы полигона будут в разы больше, как и масштабы катастрофы для местных жителей. Такой полигон затронет экологию не только близлежащих деревень, но и района в целом. Но нам это просто навязывают».

Всю речь Роговой сопровождали одобрительные кивки и возгласы собравшихся. Кто-то дополнил слова народных избранников упоминанием о загрязнении Москвы-реки, кто-то заговорил о неких церквях, кто-то — о памяти предков и могилах, но общая картина не складывалась. Чтобы расставить все точки над i и показать, за что же всё-таки ведётся борьба, местные жители проводили нас к будущему частному полигону.

С непривычки после городского воздуха здесь, на природе, начинает кружиться голова. Пока мы идём вдоль дороги, гагаринцы проводят импровизированную экскурсию. Слева сосновый бор — раньше здесь был целый оздоровительный комплекс для людей с лёгочными заболеваниями. Рядом родник, который местные называют святым источником и частенько берут из него воду. По правую руку виднеется кладбище, где покоятся родные многих присутствующих, а чуть дальше ещё одно. Лишь пара шагов будет отделять могилы от смердящего полигона. А на расстоянии 400 метров от будущей свалки шумит Москва-река, пока ещё полная живности: рыбы, раков, бобров и выдр.

С каждым шагом, с каждой репликой прогулка по округе всё больше походит на прощальный променад, ведь одна часть этих красот совсем скоро рискует оказаться погребённой под мусором, а вторая — отравленной.

— Это будет полный крах экологии! Во-первых, по границе будущей свалки проходит ручей, который впадает в Москву-реку.

— Во-вторых, здесь к самой реке огромный уклон.

— В-третьих, у нас тут повсюду верхние грунтовые воды — лопатой два раза копнул, и полилось!

— А по весне что творится! Когда начинается таяние снега, всё через это самое поле тоже стекает вниз. Вся отрава, которую они к нам собираются свозить, будет в водоёмах и в соседних деревнях. Задохнутся все! Но, похоже, им плевать: они-то в своей Москве и Смоленске сидят — до туда вонь не дойдёт, — наперебой рассказывают местные.

Грядущая экологическая казнь — увы, не единственное, что беспокоит жителей окрестных деревень. Место, которое собираются превратить в свалку, и его округу гагаринцы считают святым, ведь, согласно старым картам, здесь стояли сразу три церкви. В этой местности запрещено даже проводить раскопки, зато захоранивать тонны отходов — вполне. Как там говорят? Смоленщина — земля патриарха?

Задать закономерные вопросы столь высокопоставленному «чиновнику» у гагаринцев нет и малейшего шанса, зато можно попробовать достучаться до слуги народа рангом пониже — главы района Романа Журавлева. Почему «попробовать»? Всё предельно просто: любое волеизъявление местных жителей носит для местной администрации лишь «рекомендательный характер».
https://readovka67.ru/news/71990?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&ut...