Cкачать
приложение
8 800 550 1872
Поддержи
зеленый патруль

О Талабском геноциде, рыбацкой республике и плавучих коровах

19.06.2012

12 октября на заседании администрации области стало известно, что в ноябре появится программа по развитию некогда процветающих Талабских островов. Всё-таки не зря губернатор три раза "плавал" на разговор к местным жителям.
 
Пока о Талабских островах в России знают только как о месте служения отца Николая (Гурьянова), которого уже нет с нами, но который остаётся духовным наставником для островитян и многих паломников.
 
О прошлом, настоящем и будущем Талабов корреспонденту Псковского агентства информации рассказал директор "Псковской инженерной компании", исследователь истории островов Фёдор Кочевин.

На фото: Юрий Кочевин (Фото Андрея Степанова, «Псковская правда»)

Фёдор Георгиевич, вы - коренной житель острова Залита. Что заставило вас уехать оттуда и почему вы до сих пор не вернулись обратно?
Примерно с 1970 года в рамках программы индустриализации страны молодёжь с островов отправлялась учиться в города. Я попал в Таллин. Так постепенно население с двух тысяч человек снизилось к 1990-му до 500. В городе стало выгоднее жить, да и профессия рыбака потеряла свой престиж. Тогда же рыбакам запретили продавать рыбу, как они это обычно делали.
 
Население в 500 человек сохранялось до 2001 года. Для Талабска (так для краткости я буду назвать все три острова) это критическая численность, хотя такое количество людей ещё способно было поддерживать экологию этих уникальных мест. Банкротство рыболовецкого колхоза привело к дискредитации государства в глазах населения и к полной утрате островного хозяйства. В результате сегодня Талабский архипелаг населяют всего 140 человек.
 
Я планировал вернуться на острова, чтобы отвоевать имущество и вернуть его населению, которое после войны с нуля построило мощное предприятие – колхоз имени Залита. Кстати, Талабск всегда по праву считался центром рыбного промысла губернии. Часто его называли рыбацкой республикой, государством в государстве. Во вновь созданном предприятии "Талова", куда мы планировали перевести основные жизненно важные средства, работали 90 рыбаков. Это большая сила, с помощью которой можно было восстановить Талабск. Задуманного осуществить не удалось.
 
Возвращаться, без гарантий восстановления талабского уклада, я не стану.
 
Что, по-вашему, может спасти острова от окончательного вымирания?
Мне кажется, сегодня таких условий нет. Есть только надежда. Подавляющая часть населения - старики послевоенного поколения. Именно они - хранители уникального социума. Именно у них отобрали всё то, без чего невозможно жить на Талабске. Речь не только об имуществе.
 
Неужели конец неизбежен?
Нет. Исторически острова всегда возрождались. Сейчас в губернии демографический кризис. Где-то ситуация лучше, где-то хуже. Будут иные порядки, и Талабск обязательно возродится.
 
К тому же островам необходим новый Досифей. Может быть, им станет губернатор Андрей Турчак. Впервые власть на таком уровне обратила внимание на катастрофическое состояние этого маленького кусочка земли и наметила программу по развитию территории Талабска. Это большое дело. Программа не опубликована, но я знаю, что губернатор намерен восстановить коммуникации: причалы, водопровод, средства пожаротушения. Кроме того, будет создано государственное унитарное предприятие для обеспечения работой рыбаков, собираются развивать туризм. Я, конечно, искренне рад появлению программы развития. Действительно, рыбакам нужна легальная достойная работа, хозяйство с причалами и холодильниками. Пройдёт время и всё расставит на свои места. Пока же мы молимся, чтобы на островах не случилось пожара. Именно благодаря Богу острова в четвёртый раз не сгорели дотла. Два крупных пожара случались в то время, когда Талабск обладал населением в 2,5 тысячи человек и хорошо организованной пожарной службой. Сейчас острова некому и нечем тушить.
 
Туризм, на мой взгляд, Талабску чужд. В прошлом "туристами" были организованные группы под началом губернских руководителей. В Александровский посад (устроен и назван в честь Александра I, 12 марта 1821 года, при правлении губернатора Бориса Антоновича Аберкаса) приезжала княгиня Мария Павловна, другие важные особы. Последним здесь был 28 июня 1907 года Высокопреосвященейший владыка Арсений. Благодаря им на Талабске появился Царский сад. Сейчас его зачем-то ринулись уничтожать, липу княгини спилили, хотя она могла бы хранить берег Талабска ещё долгие годы.

На фото: Талабск в свои лучшие годы

Но ведь речь идёт об организованном туризме, а не о "диких" группах.
Острова – замкнутый социум. Талабск не пускал в свою среду обитания никого, поскольку это было не только невыгодно, но и вредно, по целому ряду причин. Ладно, туристы. Очень известный художник Пётр Павлович Оссовский, который провёл на островах многие годы, не был принят местным населением. Он в своих "Записках художника" такое написал о местных жителях, что я просто не стал читать. Стыдно стало… за него. Извините, оставим туристов в покое. Даже рыбные и другие инспекторы стали активно посещать Талабск лишь в новейшей истории. До этого рыбаки сами регулировали процессы лова. Знали кого, как, для чего и чем ловить. На островах живёт умный народ. Никому и никогда не приходило в голову выгребать озеро, поскольку оно – это всё что есть. Не напрасно, раньше оно называлось Талабским.
 
До войны на островах жили четыре тысячи человек, всем хватало места и промысла. Удивительно, но сейчас не хватает, а рыбаков-то всего 40. Причина одна. Талабск перестал контролировать свою акваторию. В озеро ринулись все кому не лень. Понятное дело, береговым и псковским браконьерам много не выловить, но засорить водоём они смогли. Сотни тонн гнилых китайских сетей лежат под водой на береговом шельфе. Это настоящая беда Псковского озера. Наверное, псковские удцы ещё помнят, с какой опаской подходили к владениям талабских рыбаков, боясь повредить их снасти.
 
Промыслового лова на островах нет. То, что происходит сейчас, иначе как войной за выживание не назовёшь. Бывшие профессиональные рыбаки стали для государства браконьерами, то есть ворами. Они ловят рыбу сетями с ячеёй 45 миллиметров. В разрешенную 65 – не ловится. Взрослой рыбы практически нет. Она не успевает расти. Островным же, в любом случае, надо жить: кормить семьи, покупать снасти, заправлять лодки, тратиться на войну (на штрафы рыбинспекции). Вот они и ловят тем, чем ловится. Стороны конфликта прекрасно знают, что эта война никакого смысла не имеет, но, одним надо выживать, другим обеспечивать законность. Подключившиеся к рыбинспекторам ГИМСовцы и пограничники усилили государство, но не обеспечили ему победу.
 
Почему?
Потому что талабским рыбакам отступать некуда. У них найдутся ещё более сильные моторы, самые современные средства навигации и даже приборы ночного видения. Сейчас, рискуя жизнью, они зачастую работают ночью. Заметьте, не воруют, а работают.
 
Как же теперь отрегулировать сложившуюся ситуацию? Какие шаги предпринять?
Для начала нужно поставить задачу. Исходные данные есть – это три острова, как единое целое – Талабский архипелаг. Есть оставшееся население. Задач на самом деле три. Это восстановление инфраструктуры, промысла и экологического благополучия. Под инфраструктурой надо понимать коммуникации: причалы, транспорт, водопровод, связь, подсобные мастерские, электроснабжение, средства пожаротушения, средства спасения на воде, приёмный пункт и присутственные места. Можно продолжить, я перечислил лишь самое необходимое. Промысел – это не то что сейчас делается, а то, что подразумевает промышленный лов рыбы, включая её переработку, доставку и продажу. На сегодня средства промысла утрачены или находятся у тех, кто никакой пользы островам не принесёт. Экология – это совсем непросто. Почему? Потому что Талабск - слишком уязвимый союз людей и природы.
 
Если возрождать Талабск, то программа должна затрагивать все аспекты, включённые в уклад островов, а если развивать территорию, так как это решила губерния, то следует знать: на остров, окруженный грязной водой заболоченного Талабска, народ не поедет, а без людей уникального социума не получить.
 
Что делать? Вернуть острова в светлое прошлое. Для этого нужно знать историю. Материала для изучения предостаточно. Главное, что уклад жизни на Талабских островах сохранился. Вот его и надо положить в основу, тогда будет неважно развивать или возрождать. Успех не зависит от наименования программы, он зависит от корректного решения тех проблем, которые я перечислил. При этом следует чётко осознать, что уникальность Талабска, о которой все и везде говорят, заключается в его населении.
 
На недавнем круглом столе в пресс-центре "Псковской правды" вы сказали, что Талабские острова спасут коровы. Многим это заявление показалось смешным. В чём же заключается особая миссия этих животных?
На самом деле ничего смешного в этом нет. Южная акватория озера – мелководье, зарастающее тростником. Берега и песчаные косы - раздольное место для растений. Коровы – такие "механизмы", которые постоянно должны что-то жевать. В лучшие годы на острове Залита их было около 200, на Белове – 50. При них острова были похожи на футбольное поле с хорошим газоном. Они не позволяли траве даже из озера выйти – жевали её прямо в воде, чистили берега, даже тину ели. Без них экологию не спасти – коси, не коси. Когда коровы всё выедали на Талабске, то перебирались на необитаемый Талабенец – либо по косе, либо вплавь. Говорят, коровы не плавают, но наши умели. Причём плыли клином, как немцы в своё время наступали.
 
Другие специалисты по экологическому благополучию – лебеди. Рыбаки "прикормили" их очень давно – ещё до нашествия Стефана Батория. Лебеди чистили нерестилища в прибрежной зоне материка. Они буквально выщипывали дно. По легендам Талабска, лебедей у Березинской губы Псковского озера было бессчётное количество. В этом году - не больше 300, и остановились они у берега Талабска! На традиционных стоянках, на нерестилищах им уже не остановиться. Тростник так глубоко забрался, что на "чистой" воде птицам не достать до дна, нырять лебеди пока не научились. Выходит, лебеди без коров островному благополучию уже не помогают. Известно, что корова животное домашнее и без людей не живёт. Выводы делайте сами. Надеюсь, они не покажутся смешными.
 
Вы могли бы назвать первоочередные задачи, которые поспособствуют решению накопившихся проблем?
Главное вернуть островам веру и свободу. Как это сделать? Первое. Власть должна извиниться перед оставшимися на островах стариками. Именно их руками было создано всё то, что ушло. Публично извиниться, в прессе, предварительно разобравшись, какой бессовестной и оскорбительной была для них процедура "оздоровления бизнеса", очень напоминающая геноцид. Второе. Уже давно пора, а сейчас просто необходимо объявить Талабск заповедной зоной, вернув ему историческую акваторию помысла, береговой лес и сенокосы. Третье. Прекратить бессмысленную войну с талабскими рыбаками, дать им возможность в течение 3-5 лет добывать рыбу в пределах своей акватории тем способом, какой они посчитают нужным.
 
Параллельно следует развивать островное хозяйство, пусть это будет ГУП (хотя это неэффективная форма бизнеса), которое за счёт государственных инвестиций создаст условия промышленного промысла, займётся переработкой и сбытом. Можно принять на работу всех рыбаков Талабска, но с минимально возможным окладом. Рыбу же у них брать в закуп до тех пор, пока она будет ловиться их собственными орудиями и средствами.
 
Что касается упомянутой мной инфраструктуры, то её восстановление - прямое обязательство государства. Оно позволило её разрушить, пусть теперь позаботится о восстановлении, даже при условии, что всё это в итоге будет принадлежать району или области, а не местному населению. Главное, чтобы люди свободно пользовались этой инфраструктурой, пусть и небезвозмездно.
 
О туристах на это время следует просто забыть. Тем, кто хлопочет о туризме, не следует особенно огорчаться. Времени для принятия верных решений не так много - около пяти лет. Такой срок отведён самой природой. Если в течение этого времени появится хотя бы 20-30 коров, они приведут острова в порядок, тогда и туристы с удовольствием будут ездить на песчаные пляжи Талабска, а пока им там делать нечего.
 
Паломники, приезжающие на могилу отца Николая, в большинстве своём не нуждаются в туристических услугах. Им лишь бы до острова добраться, а потом вырваться обратно на материк.
 
Для решения обозначенных задач надо привлечь только тех, кто понимает, с какой целью вкладываются государственные инвестиции. Если эта цель - построение единого хозяйственного комплекса Талабских островов, возрождение их уникальности, тогда через два года я обязательно поклонюсь Андрею Турчаку. Будет за что.
 
При наличии всех этих условий вы бы вернулись на Талабск?
Не только я.
 
Вы многое знаете о прошлом и настоящем островов, не приходила в голову мысль издать книгу о Талабске?
Книгу по истории островов я написал. Достаточно объёмный труд – около 600 страниц. Но пока её не издавал.
 
Планируете?
Не знаю. Нет должного настроя. Когда я читаю то, что написал, мне не очень нравится. Есть значительные пробелы, как по содержанию, так и по стилю. В правку её отдавать не буду – хочется дописать самому. Потом, я не писатель, меня никто не торопит, гонораров не платит. Вот когда эта книга полностью будет по мне, тогда и опубликую. Самое главное - не хотелось бы заканчивать славную историю Талабска теми событиями, которые привели его в совсем не светлое настоящее.
 
Беседовала Ольга Машкарина, Псковское агентство информации
 
Талабские острова находятся в юго-восточной части Псковского озера, в 25 км к северо-западу от Пскова. В группу входят три острова. Наибольший из них – остров Верхний, средний – Талабск, наименьший – Талабенец.
 В советское время Талабск был переименован в остров имени Залита, а Верхний – в остров имени Белова, в честь первых комиссаров, пытавшихся установить советскую власть на островах и утопленных местными жителями в озере в 1918 году.
Административно относятся к Псковскому району.
http://informpskov.ru/